ПИСЬМО

Высокопреосвященнейшему Викентию,

Архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому

 

Копия: Полномочному представителю Президента РФ

 в Уральском Федеральном Округе Латышеву П.М.


Уважаемый Владыка Викентий!

 

Пишет вам совершенно светский человек, Вержболович Таисия Алексеевна. Мне 51 год. У нас с мужем четверо детей - студентов и уже работающих. Внуков пока нет. Поводом к этому письму послужили лекции дьякона Кураева.

Атеистическое воспитание совместно с возникающими время от времени отрицательными явлениями в церковной жизни не позволяют мне считать Церковь единственно верным способом достижения нравственности и духовности.

Почему же меня осенила мысль написать именно Вам? Может быть, потому, что в душе сохранилась еще память походов с бабушкой в деревенскую Церковь, красота икон и церковного пения. С теплотой думаю о некоторых выступлениях священников по телевидению.

Все осознают, что общество нуждается в моральном спасении. Государство и Церковь предлагают осуществить это через изучение в школе православной культуры. Разумеется, простое перечисление культурологических фактов вряд ли обеспечит духовное преображение детей. Эти факты обязательно придется интерпретировать в рамках какого-то мировоззрения.

Так вот, главный вопрос: кто же будет интерпретировать, и в каких рамках?

Вероятно, по стране сейчас проходят дискуссии по поводу преподавания религии в школе. Я не слышала этих дискуссий. Слышала только два мнения: министра образования Свердловской области Нестерова и лектора дьякона Кураева.

Тут позвольте сделать небольшое отступление.

В разгаре перестройки, когда мои дети еще учились в школе, одноклассники-сектанты, принялись усиленно заманивать их в свои секты. Наконец я согласилась, чтобы они туда пошли, но только со мной. С дочерью-десятиклассницей мы посетили собрание секты "Новая жизнь". Дикие оргии с музыкой и плясками, истошные выкрики пастыря, массовый психоз зала, пластмассовые ведра, пущенные по рядам и переполненные деньгами…

С сыном довелось нам сходить в секту "Благодать", где маленький кореец-пастырь благополучно делал свой маленький бизнес, даже не зная русского языка. Те же оргии с музыкой и плясками, те же переводные американские речевки, отличие только в том, что здесь в программу еще входили слащавые объятья прихожан друг с другом и бесплатное чаепитие.

Вообщем, все увиденное и проанализированное навсегда отвратило моих детей от такого явления,  как подобные бизнес-секты.

Но в выступлениях православного дьякона Кураева к удивлению своему я уловила нечто родственное услышанному в этих сектах, в обрывках проповедей каких-то американских проповедников с телеэкрана. И поняла - это похожие методы воздействия на слушателя: грубый натиск, эпатаж, заготовленные, проверенные клише, беззастенчивая эквилибристика понятий.

Итак, мне довелось услышать дькона Кураева трижды: 9 декабря - лекцию "Женщина в церкви", 10 декабря - выступление на конференции "Тоталитарные секты - угроза религиозного экстремизма", и 11 декабря - лекцию "Школа и церковь". Аудитории разные: высокая трибуна конференции, где столько представителей церковной и светской интеллигенции, и трибуна дома культуры. Но принцип общения практически один: грубые выражения в адрес отдельных лиц, ругательные слова, слэнг, анекдоты… Разве это речь священника? Он неоднократно повторял, что надо говорить языком слушателя. Так это сквернословие он считает нашим (слушателей) языком?

В зале сидело много молодежи, в том числе семинаристы - будущие духовные пастыри. И этот бескультурный человек взял на себя миссию нести духовность людям! Причем, не только в провинции, наездами, но и преподавая студентам в столичном вузе.

Наверное, студентам нравится его слушать. Ведь он говорит доступным языком транспорта, улицы, телевизионных ток-шоу. Низменное легче зацепить низменным. Но важнее же Высшее в человеке разбудить высшим! Правда, это тяжелее.

Помимо формы выражения мировоззрения изумляет и суть его. Например, понятие шовинизм имеет совершенно четкий общепринятый смысл. Кураев пытается его перетолковать, указывая, что, например, Пушкин в России изучается более полно, чем Данте. Хочу привести небольшую цитату из лекции «Школа и церковь» (точность постараюсь соблюсти): «МГУ финансируется из госбюджета отдельной строкой. МГУ - не ПТУ. Также и религии. Научись хотя бы больших не обижать, потом уже меньших. Хай поднимется, если предложить православие поставить на госбюджет».

Дьякон утверждает, что другие религии - грех. И хотя он добавляет, что люди, исповедывающие другие религии - не грешники, как-то мало верится, чтобы он любил их наравне с православными.
Да любит ли он вообще кого-нибудь? На лекции "Женщина в церкви" он, приведя множество «доказательств», сделал вывод (дословно): «Православная женщина - приходская ведьма». В зале находилось много женщин в платочках. Как они это слушали?!

Или вот история из педагогического опыта Кураева, рассказанная им 11 декабря. Урок 12-летним девочкам в школе он посвятил живописанию трудностей, гадостей, грязи беременности и кормления грудью. Не упомянул дьякон, а рассказывал ли он им о чуде чистой любви, и о чуде рождения ребенка, и о счастье его кормления и воспитания? Но, очевидно, он очень гордится тем, что эти девочки, встретившись на перемене с мальчиками-одноклассниками, заявили им (передаю слова Кураева): «Ну, мужики, мы и не знали, что вы такие сволочи!» (Я прошу прощения, что вынуждена писать такие слова на бумаге).

Что же этот человек принес в школу на этом уроке?

Он учил стремиться к красоте отношений, сочувствию, бережности друг к другу? Стойко сохранять душевную чистоту и жить в радостном ожидании любви?

Нет, боюсь, его урок дал один результат - разрушение: ненависть, страх, брезгливость к противоположному полу, к зачатию, рождению детей. Я не изучала богословия и не могу подтвердить свои мысли цитатами из религиозных книг. Но я уверена, что религия должна призывать к любви, а не наоборот.

Иначе она человечеству не нужна.

Разрушать есть кому и без религии.

Уважаемый Владыка! Конечно, я могла бы все изложенное в этом письме, пережить, передумать сама или обсудить со своею семьей, друзьями и знакомыми. Повозмущались бы, да и забыли благополучно. Но ведь этот дьякон идет в народ под эгидой государства и с благословения, видимо, Церкви. Ведь 11 декабря перед началом лекции весь зал встал, люди, стоя, молча приветствовали его, хотя в эти три дня он ни разу не поздоровался с аудиторией. Я не встала, может быть, одна во всем зале. Я бы поняла, если бы люди поднялись, чтобы почтить память героев, перед президентом, перед Патриархом всея Руси… Принял он это как должное. И начал речь с ругани и с армянского анекдота.

Так вот, главный мой вопрос разделился на два вопроса.

Неужели дьякон Кураев - лицо православной церкви?

Неужели моим внукам в школе будут преподавать «кураевское» православие?

 

С уважением,  Вержболович Таисия Алексеевна,

17 декабря 2002 г.

 

P.S.: Если Вас затруднит ответ на это письмо, не отвечайте. Но, я полагаю, важно и полезно знать реакцию того, к кому обращаются.

 

* * *

От редакции: Мы ко всем религиям и верованиям проявляем толерантность, если в них не происходит античеловеческих или иных больных явлений. Но особое уважение, в связи с его большим историческим значением в истории России, у нас вызывает православное христианство. Поэтому тем более неприятно узнавать темные бытовые стороны церкви, которую хочется видеть в роли духовного пастыря народа в возрождении духовности в России, но на таковую роль она, эта церковь, пока еще не тянет. Поэтому, вероятно, преждевременно в государственном порядке навязывать народу такое образование. Может получиться только хуже.

 

 

Российский культурный портал “Золотые врата Урала” (ЗоВУ).

http://www.zovu.ru/aum/vta.htm

 


Яндекс.Реклама:
Hosted by uCoz