Л.В.Шапошникова

 

Мысли Елены Ивановны Рерих о России

 

28 мая 1926 г. в районе озера Зайсан небольшой экспедиционный отряд пересек китайско-советскую границу. В нем было несколько мужчин и одна женщина. Руководил отрядом великий русский художник, ученый и путешественник Николай Константинович Рерих. Вместе с ним была и его жена, Елена Ивановна Рерих, крупнейший философ, тесно сотрудничавшая с группой Учителей, подаривших миру новое Учение Живой Этики. В тот день Николай Константинович записал в своем экспедиционном дневнике:

«Здравствуй, земля русская, в твоем новом уборе! И еще травы, и еще головки, и белые стены пограничного поста Кузеунь». (Рерих Н.К. Алтай-Гималаи. М., 1974, стр.228)

Рерихи, покинувшие Россию в 1919 г., не были на Родине уже 10 лет. Они ехали в Москву с особой миссией, связанной с эволюционной деятельностью духовных Учителей человечества. Среди даров, которые они должны были передать советскому правительству, находилась рукопись уникальной книги «Община», одной из важнейших в серии Живой Этики. В книге, кроме вопросов космической эволюции, шла речь и о делах земных, которые касались новой России и ее будущего. Учителя владели методикой точного исторического прогноза и хорошо понимали, что ситуация, сложившаяся в России, предоставляет возможности для альтернативных решений. В стране напористо и уверенно шел к единоличной власти будущий ее диктатор и «создатель первого в мире социалистического государства» И.В.Сталин. 1926 год в этом отношении был переломным, где столкнулись тоталитарные стремления и не умершие еще традиции русской свободы. Космические «весы» свидетельствовали о недолгом и нестабильном равновесии той и другой. Этот короткий момент в истории России хотели использовать и Учителя, и их посланники Н.К. и Е.И.Рерихи. Однако, в конечном счете, все зависело от самой же страны и свободной воли тех, кто ею управлял. «Община», привезенная тогда в те далекие годы в Москву, была своего рода книгой-предупреждением. В ней содержалось предвидение нашего исторического горького и трагического опыта и рассматривались конкретные тенденции, ведущие к такому  нежелательному опыту. Эти предвидения имели как бы космическое звучание и были тесно увязаны с закономерностями эволюции одухотворенного Космоса. Все здесь было цельным и единым: и социальное бытие человека, и его космическая суть. Позже это вылилось в четкую формулировку:

«Путь эволюции проходит как нить, через все физические и духовные степени. Потому и государственный строй, и общественный могут применить все космические законы для усовершенствования своих форм». (Мир Огненный, ч.3, 65)

В Москве приехавших приняли два наркома: Г.В.Чичерин и А.В. Луначарский. Оба были сподвижниками В.И.Ленина, но их влияние и власть уже ослабевали под напором наступавших времен. Оба вежливо выслушали Рерихов, но ни космическая эволюция, ни идеи Живой Этики, ни сама  рукопись «Общины» их не заинтересовали. Их волновали лишь текущие дела, беспокоило собственное  шаткое положение и надвигавшиеся политические перемены. Беседы с наркомами не принесли ожидаемых результатов. Не удалось также опубликовать и привезенную рукопись.

В океане Космоса, по которому плыла Земля, что-то неуловимо изменилось, сроки незаметно сдвинулись, возможности оказались упущенными. Альтернатива, против которой предупреждали Учителя, стала на путь реализации. «Посылаем вам всю нашу помощь». Помощь была отвергнута, предупреждения не услышаны.

Всю свою оставшуюся после этого визита жизнь, до самого последнего часа, Елена Ивановна держала руку на неровном, сбивающемся пульсе далекой Родины, которую она любила той самоотверженной любовью, свойственной только людям очень высокого духа. Она все время думала о России, писала о ней в письмах, в своих заметках и очерках.

Таких писем очень много. Часть из них опубликована, часть нет. Естественно, что высказывания Елены Ивановны о России, представленные в подборке нашего журнала, далеко не все, что содержится в ее сочинениях и в обширном архиве Международного Центра Рерихов. Но и эта подборка свидетельствует о вещах необычных, не известных еще многим из тех, кто возьмет в руки этот журнал.

В своих письмах она удивительно верно оценивала существо событий, происходивших в России,  и точно предвидела их последствия. Через 5 дней после рокового выстрела в Смольном, ставшего смертельным для С.М.Кирова, и с которого в стране начались репрессии, Елена Ивановна в одном из своих писем писала: «Настало время, когда планета приближается к такому кругу завершения, и лишь самое насыщенное напряжение потенциала даст победу. Круг завершения пробуждает все энергии, ибо в окончательной битве будут принимать участие все Силы Света и тьмы, от самого Высшего и до отбросов». (Письма ЕленыРерих. Рига, 1940, t.i, cтp.347-348)

Не думаю, что письмо о завершающем круге борьбы сил Света и тьмы и этот ленинградский выстрел 1934 года были простым совпадением. Режим репрессий и насилия, уничтоживший остатки свободы целого народа, положил начало тоталитарному строю во главе с новым диктатором, который погрузил Россию на долгие годы в кошмар и тьму террора и страха.

«Вот мы слышим, - писал H.K.Рерих в 1936 году, - о каких-то допросах с пристрастием, об ужасах пыток, происходящих в наше, так называемое культурное время. Какой это срам! Каков это стыд знать, что и сейчас совершенно так же, как и во времена темнейшие, производятся жестокие мучения». (Врата в Будущее. Рига, 1936, стр.26)

Концлагеря, тюрьмы, специальные места для ссылок становились все многочисленней, заражая чистые пространства России насилием, жестокостью и кровью. «Там, где все было отнято, - писала Елена Ивановна Рерих в том же 1936 году, - где всякое творчество было задушено, где было забыто человеческое достоинство, там особенно мощно проснется и уже пробуждается жажда к знанию и к истинной свободе. В положенное время воссияет Чертог Небывалый. Поэтому сейчас в грозное время нам заповедано хранить торжественность. Мы вступили в разгар битвы Армагеддона». (Письма Елены Рерих. Рига. 1940, T.2, стр.264)

И Учителя, и Николай Константинович, и Елена Ивановна, понимая всю суть тяжелого и жестокого времени, через которое проходила Россия, сохраняли спокойствие, твердость и непоколебимую веру в русский народ, в его Будущее. Правда, желаемое Будущее все отдалялось, но в этом отдалении были и свои преимущества - накопление нужного опыта для дальнейшего продвижения. Говоря о русском народе, Елена Ивановна употребляла выражение «Иван Стотысячный», которое олицетворяло и сам народ, и его несломленный дух. Она была убеждена, что Россию из ее бедственного положения выведет именно Иван Стотысячный, а не очередной вождь или невесть откуда взявшийся народный радетель. В этой, казалось бы простой, мысли была заключена философская глубина. Только изменение народного сознания может продвинуть страну не только в ее историческом развитии, но и по спирали космической эволюции. И пока Иван Стотысячный не осознает этого сам, никто ему не поможет.

«…улучшение в народном положении наступит не от перемены норм правления, но от изменения (я сказала бы усовершенствования) человеческого мышления. Многие старые понятия не приемлемы для нового народного сознания и не могут входить в словарь будущего. Новый Мир требует новых понятий, новых форм и определительных. Все происходящее ясно указывает, куда направляется эволюция. Создается эпоха общего сотрудничества, общего дела и коллективной солидарности всех трудящихся, вне всяких классов. И самая насущная задача, встающая сейчас перед человечеством, есть именно синтезирование духовного с материальным, индивидуального с универсальным и частного с общественным. Лишь когда будет осознана односторонность земных опытов, наступит следующая ступень стремления к объединению мира плотного с миром тонким. И новые достижения в науке, новые исследования и нахождения законов психической энергии потребу­ют не отречения от «небес», но нового открытия и понимания их». (Письма Елены Рерих. Рига, 1940, т.2, стр.170). Устами одного из крупнейших философов XX века как бы говорила сама Духовная революция, загнанная в подполье в тоталитарной России, но все еще живая и дееспособная. Елена Ивановна не устает повторять основные положения Живой Этики, стараясь достучаться до России, стремясь как можно скорей помочь ей в ее беде. Она справедливо считает, что новое планетарное мышление найдет свое осознание именно в России. Опора эволюции в ней, равновесие мира - в ней. «Именно, все основы Живой Этики, - отмечает она, - должны быть внесены и применены в жизни, ибо без этого существование невозможно». (Там же, т.1, стр.412). И через некоторое время: «О Родине печаловаться не будем, конечно, спасут ее не партии, но, именно, Иван Стотысячный. И этот Иван Стотысячный потребует нового света, новой духовной пищи и догматов, оправданных разумом и логикой. Потому и ризы новых духовных наставников его должны стать, действительно, белоснежными, и они должны будут идти стопами истинных Подвижников Духа, но не отображать Великие Образы в кривом зеркале невежества и стяжательства». (Там же, т.2, стр.57).

Несмотря, казалось бы, на самое отчаянное положение в стране, Елена Ивановна предвидит духовные сдвиги в России, изменение сознания ее народа. О подобных сдвигах в то темное время репрессий и уничтожения духовной Культуры нельзя было и предполагать. Но пути Духа таинственны и часто непредсказуемы, а их смысл доступен не каждому. Будучи уверенной в лучшем будущем «лучшей страны», Елена Ивановна реально и критически смотрела на Ивана Стотысячного. «Конечно, потенциал русской души велик, но сейчас потенциал этот, в большинстве случаев, еще глубоко захоронен. Пока что нам приходится сталкиваться с проявлениями невежества и со страшным самоедством, этим первым доказательством низкого уровня сознания, лишенного всякого синтетического вмещения. Несомненно, что в Иване Стотысячном имеются большие задатки, но если к сроку он не пробудит их в себе, то можно вообще поставить крест на спасении нашей расы, и ковчег нового Ноя за ненадобностью будет отставлен». (Письма Елены Рерих. Рига, 1940, т.1, стр. 411).

Космическая эволюция предоставила Ивану Стотысячному возможности, но в какой мере он сумеет воспользоваться ими, зависело от многих обстоятельств и внешнего, и внутреннего характера. И прежде всего от того, воспримет ли Россия новое планетарное мышление, новое Учение или покорно пойдет за тем, что навязывали ей ее вожди. Как все сложится в действительности - определить было трудно.

В стране же разворачивались страшные события 1937 г. Информация о них проникала за границу, где в то время было немало русских эмигрантов. Некоторые из них писали отчаянные письма Елене Ивановне. У всех остались в России близкие и родственники, так же, как и у самих Рерихов.

Елена Ивановна, отвечая им, писала о том, что наряду с разрушением в народе живут «устремления к знанию и строительству». «Никакая тьма, - убеждала она отчаявшихся своих корреспондентов, - не может осилить Великий План Света. Истинно, Знамя Преподобного поднялось над Страною». (Письма Елены Рерих. Новосибирск, 1993. стр.213).

Святой Сергий Радонежский, защитник земли Русской и радетель русской культуры, являлся тем духовным Символом России, к которому обращались в самые трудные времена национальной истории. Его Знамя поднялось над страною в 1937 г., когда разворачивалась основная эволюционная битва между Светом и тьмой. Потом эта битва достигнет своего апогея в Великой Отечественной войне, на полях сражений которой решилась судьба планеты. Именно на этих полях, в крови и потерях Иван Стотысячный начал осознавать смысл действительной свободы. Все духовное движение войны было направлено к свободе. К свободе национальной, к свободе внутренней. Таков был энергетический результат всех человеческих сил, духовных и физических, задействованных в то кровавое время. Но не успел еще в глазах победителей померкнуть свет триумфальных салютов, как новая волна репрессий смела слабые ростки завоеванной свободы. Но вернемся опять в 1937 год.

Елена Ивановна в одном из писем того времени приводит свидетельство келаря Троице-Сергиевой Лавры Авраамия Палицына о смуте 1612 года: «Казалось, что россияне, - писал келарь, - не имели уже отечества, ни души, ни веры, что государство, зараженное язвью, в страшных судорогах кончилось... Ляхи с оружием в руках только смотрели и смеялись безумству междуусобия... Сердца окаменели, умы помрачились. Гибли отечество и церковь, скот и псы жили в алтарях, воздухами и пеленами украшались кони, пили из потиров, на иконах играли в кости, в ризах иерейских плясали блудницы, иноков-священников палили огнем, допытываясь сокровищ... Горожане и земледельцы жили в дебрях, в лесах, в пещерах неведомых или болотах, только ночью выходя из них осушиться. И леса не спасали: люди, уже покинув звероловство, ходили туда с чуткими псами на ловлю людей. Матери, укрываясь в густоте древесной, страшились вопля своих младенцев, зажимали им рот и душили до смерти. Не светом луны, а пожарами озарялись ночи». (Письма Елены Рерих. 1932-1955. Новосибирск, 1993. cтp.213).

Этот отрывок был выбран Еленой Ивановной не случайно. Он как бы соотносился с тем, что происходило в России в 1937 г. и в концлагерях, и на воле. Мы еще до конца не знаем всего того драматического и трагического, чем был в действительности наполнен 1937 г. Историческая параллель, проведенная Еленой Ивановной, позволяет догадываться о многом. «Пережила Россия смутное время, - заключает она, - переживет и эту страду. Велик дух ее народа, и в страданиях и исканиях обретает он мощь непобедимую. Так суждено». (Там же, стр.214).

Она, как всегда, оказалась права. Письма и заметки Елены Ивановны Рерих, в которых она касается самых важных и больных проблем России, могут составить целую отдельную книгу. В конечном счете от России, прежде всего, зависел исход борьбы между Светом и тьмой, между старым и Новым, между свободой и рабством. Борьба эта шла по всем направлениям человеческого духа и деятельности.

Предупреждения, предостережения и советы шли в Россию интенсивным потоком, но не все из них доходили, а многие снова не были услышаны. «Тяжкие сроки, тяжкие времена, - писала Елена Ивановна в 1949 году. - Но лучшая страна станет Космической основою равновесия в мире. Страна лучшая станет страною самой строительной и самой прекрасной. Наша страна узнает ярый расцвет после уявления космических знаков... Никто не коснется ее, она не будет затронута космическими знаками и пойдет путем особым, путем самостоятельным, путем сотрудничества с Силами Космическими, Силами Света». (Там же, стр.509).

Она ушла из жизни в 1955 г. и до самого своего конца думала и писала о России. Сдвиг сознания в России, который произошел, несмотря на все препятствия, а может быть, благодаря именно им, давал ей основание надеяться на то, что страна выполнит свою миссию, которую возложила на нее эволюция.

За несколько месяцев до своей смерти она написала строчки, которые носили пророческий характер. «События сложатся неожиданно, не так, как мы ожидали, но как всегда на пользу лучшей Страны. Страшное время пронесется очищающим вихрем. Трудность в том, что многие еще не понимают причину и смысл совершаемого на всей планете. Новые сознания должны полюбить волну нового строительства. Новое строительство должно раскрепостить мышление, отсюда произойдут благие перемены. Накопившаяся злоба в мире разрешится потрясениями». (Письма Елены Рерих. 1932-1955. Новосибирск, 1993, стр.511).

Каждый раз мы читаем письма Елены Ивановны Рерих с захватывающим интересом. Они несут нам богатство самых разнообразных знаний, поражают нас неожиданностью новых подходов автора к явлениям, которые нам давно кажутся привычными и обыденными.

Читая эти письма, мы многому учимся у великой русской женщины, так щедро обогатившей мировую культуру и, в частности, мировую философию. Но среди того многого, чему мы можем научиться у Елены Ивановны, - ее любовь к Родине, к своему многострадальному народу - поистине составляют непреходящее богатство ее высокой Души. И приобщиться к этому духовному богатству и научиться любить свое отечество, как любила она, и ценить свой народ, как ценила она - великая удача, которую подарила нам судьба. И в теперешней ситуации, которую проходит Россия, возможно, такая любовь и такое радение своему народу является для нас самым Главным.

 

©  Журнал  «Мир Огненный»,   N 2(10),   1996  год.

 


Яндекс.Реклама:
Hosted by uCoz